Про сестрицу Алёнушку и братца Иванушку

или Почему старшие сестры добиваются в жизни большего
Про детей

Удивительно, сколько в нашем фольклоре сказок про старших сестре и младших братьев! И везде сказка про одно и то же: родители умерли/пропали, сестрица заботилась о братце, работала до седьмого пота, пока братец яблочками румяными игрался, потом сестра счастливо выходит замуж, да и братика с собой забирает во дворец. Думаете, старые сказки? А оглянитесь вокруг!

Сначала я собиралась писать статью на тему «У каждого взрослого должно быть счастливое детство». И стала собирать материал. Материал почему-то упорно не собирался, зато я выслушала десяток одинаковых историй про то, как девочке в детстве пришлось несладко, её обижали, не замечали, заставляли всем делиться в пользу младших братьев, и вот когда она выросла! Тут она всем показала!

Сама уехала в 16 лет из дома, поступила в Университет, работала-работала-работала, снимала жилье, делала карьеру, хваталась за любую возможность, не досыпала, иногда и недоедала. К 30 годам обычно у такой девочки уже была самостоятельно купленная квартира, высокая должность в крупной компании или собственный бизнес. Ещё плюс-минус удачный брак, дети, собаки. То есть, жизнь по всем параметрам удалась. А где же в это время братик?

Братик живет с родителями или рядом, в бабушкиной квартире, ни шатко, ни валко учится в каком-нибудь заборостроительном техникуме, не работает, стреляет у «предков» деньги на сигареты. У него стойкая репутация слабого и неприспособленного к жизни. В какой-то момент он может привести домой девушку, объявить, что «это моя жена, мы будем тут жить». И даже рожает несколько деток все на той же жилплощади и на те же деньги.

Все это уже столько раз описано, что просто лень повторять. Мне интересно, почему оно так получается, где происходит сбой системы. Ведь по всем законам жанра, это мальчик должен совершать подвиги, открывать новые земли, завоевывать благосклонность заморских принцесс. Ан нет, получаем все того же Емелю.

Достаем наше серебряное яблочко по золотому блюдечку, и внимательно вглядываемся в изображение.

«В те поры война была»

Чаще всего, в этой семье сильная властная мать и отсутствующий (хотя номинально он вполне может быть жив) отец. Не обязательно, чтобы отец был капитаном-подводником, шпионом или геологом. Достаточно его внутреннего отсутствия в семейной жизни, уходить ведь можно не только в море, но и в телевизор или компьютер. Все решения, вся ответственность за жизнь семьи и воспитание детей ложится на мать. Она готова к такому развитию событий, ведь так было и в её родительской семье (как раз по причине войны, или террора, или еще какой напасти). Она бессознательно выбирает себе в мужья такого «странствующего рыцаря», который не будет вмешиваться в то, как она управляет королевством, хотя на словах может постоянно жаловаться на свою тяжкую долю: «Я и лошадь, я и бык». Те, кого такая доля не устраивает, выходят замуж за мужиков домовитых и справных, вроде Нафани.

И старшая девочка с самого юного возраста получает от матери «наследство» в виде послания: никогда не жди от мужчины помощи, будь независимой, делай все сама. В особо тяжелых случаях к посланию прилагается постскриптум «Все мужики сво…». Девочка растет совсем не избалованная материнским вниманием и любовью, зато у неё в достатке общение с отцом: он учит её всяким полезным (для мужчины) навыкам, таким, как владение немузыкальными инструментами вплоть до топора, умение ориентироваться на местности и в сложных ситуациях, математика и физика и т.д.

Почему её, а не сына, который родился следом? Потому что сына привязала, и очень прочно, к себе мать. Он маленький, слабый, беспомощный, почти инвалид. С материнским зрением в этот момент что-то происходит, как будто в глаз ей попал осколок зеркала тролля, искажающий реальность. Вот мальчик, и вот девочка. Они одинаковые, у них по паре ног-рук, по одной голове и одному носу. Ну, отличаются некоторые малосущественные (пока еще) детали в виде половых органов. Но почему-то девочка может приготовить себе завтрак, а мальчик – нет. Девочка справляется со школьной программой, а с мальчиком приходится делать уроки до одиннадцатого класса. Дочке можно поручить любое задание, и все будет выполнено как надо и в срок, а мальчика однажды послали за сметаной, так он банку разбил, а деньги потерял. Больше не посылают.

Инвалидизация, вот как называется этот процесс. Из мальчика бессознательно делают инвалида, беспомощного и зависимого, немощного. Зачем, о господи, зачем и кому это нужно?

А маме. Ей нужно, чтобы сын был при ней. Всегда. Чтобы нуждался в ней, был под рукой, чтобы она всегда чувствовала себя молодой и полной сил – ведь у неё «на руках ребенок»! Не беда, что ребенку уже 27, и косая сажень в плечах. Он вызывает у матери запуск программы так называемого «покровительственного поведения»: взрослая особь подает сигналы, сходные с поведением детеныша, и таким образом избегает лишней нагрузки, наказания, а так же получает бесплатное питание.

Девочку приучают заботиться о младшем братике, иногда вплоть до полного перекладывания ответственности: сестра проследит и за обедом, и за уроками, и чтобы в школе - во дворе никто не обижал. Она привыкает.

И пряников сладких всегда не хватает на всех

Так как в обществе такие навыки (ответственность, исполнительность, надежность, смекалка) весьма и весьма востребованы, наша героиня действительно быстро делает карьеру. Тем более, что ЕЙ никто квартиру оплачивать не собирается, и денег подкидывать тоже. Все сама-сама. Обычно уже лет в 16 у неё есть подработки в виде Макдональдса или маленьких учеников, поступает она на бюджет, отлично учится (ведь ей уроки никто не помогал делать, все помнит и во всем разбирается).

А потом начинаются странности. Вот, казалось бы, отличный проект, который она разработала с нуля, сама сделала, добилась первых результатов. Появились первые бонусы и дивиденды. И тут случаются …ну, назовем это «нестроением». Почему-то руководство как будто забывает, кто был зачинщиком и разработчиком, и награда находит совсем другого человека, обычно младше по положению. То есть, не старая история про научного руководителя, который получает госпремию за работу своего аспиранта, а наоборот: аспирант купается в аплодисментах, а автор открытия плачет в буфете.

И так восемнадцать раз.

Меняются работы, контекст, страны и направления. Неизменным остается одно: «Умница, девочка, садись, пять. А Петеньке мы дадим мороженое, правда, Петенька? Он же у нас такой сладенький малыш!»

А ты чего надулась? Не нравится? Да как ты смеешь обижаться? Он же маленький, тебе что – жалко? Родному брату пожалела? Фууу, какая ты жадина и эгоистка. Иди к себе и подумай о том, как плохо быть такой.

Обычно девочка тихонько плачет и уходит. Вздыхает, потом решает начать все сначала, в другой «семье» (а ведь корпорация – это «одна большая семья», слышали об этом?). Она надеется, что рано или поздно сыщется такое место, где её примут, как свою, где все будет по справедливости, что есть на земле уголок, свободный от противных младших братьев.

На свете правды нет,

но нет её и выше, сказал поэт. Мы носим свою Вселенную у себя в душе, и раз за разом отстраиваем вокруг себя заново свой внутренний мир.

Пока эта девочка не обнаружит (обычно в ходе психотерапии) тот эпизод или длинную историю из своего детства, когда её незаслуженно обидели, обошли наградой, наказали за чужой проступок, и никто её не защитил, не вступился, не пожалел…

Пока Отец-Лесничий не даст отпор злобной Мачехе.

Золушка так и будет сидеть в своем пыльном углу, и плакать, и стараться угодить. Фея-Крёстная не приходит, нам приходится отыскивать её у себя в сердце. Отстаивать себя – как любимого ребенка. Заботиться о себе – как о любимом ребенке. Покупать мороженое и укрывать одеялом – себя, как любимого ребенка.

Тогда все младшие братья станут теми, кем они на самом деле являются: частью родительской семьи.

А Золушка вырастет и станет королевой.

1 ноября, 2011
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр Sunrise

приемные дни: понедельник

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей