Тимофей Владимирский

Графоманство
«Повесть о пресвитере, впавшем в великий грех тяжкий, иже бысть в русской земли в княжение государя и великого князя Ивана Васильевича Московского и всея Руссии, и при митрополите Филиппе».
Так называется русская повесть XV века, отразившая реальные исторические события. На ее основе написан сценарий фильма «Сказание о Тимофее Владимирском».

Добрый вечер, сударь!

С удовольствием продолжаю наши с Вами неторопливые беседы. Сижу тут, думаю про новый фильм, сценарий которого мне прислали. Страшный он, конечно, потому что одно дело – наши лубочные былины, где не люди, а картонные фигурки на фоне палехских шкатулок. Или богатыри на Сивках-Бурках, без сомнений, без неудач, лихо отмахивающих головы всяким Соловьям-Разбойникам. И совсем другое – трагедия одного конкретного, живого человека, его история, от падения до воскрешения. Хотя и говорят, что в кризис хочется чего-то веселого, красивого и со счастливым концом. А мне интересно, как люди жили в то время. Люди-то не меняются от века к веку, у них те же нужды, те же чувства, те же страхи. И мотивы поступков должны быть похожи на наши.

Мужик этот, Тимофей, он такой, знаете ли, огромный, мощный, тяжелый, (сейчас вы скажете «медведь», и мы вместе посмеемся над немудреностью нашего «коллективного бессознательного»). Он священник, что уже нестандартно, у нас все больше про работников спецслужб снимают, да про вампиров. Фэнтези во всех видах, ни к нам, ни к реальности отношения не имеющие. А священники в 15 веке недалеко от волхвов и жрецов ушли, вере христианской на тот момент всего ничего, пять веков, они все ещё истовые, как все неофиты. Его служение Христу – принятие божеского начала в человеке, тоска по любви, справедливости, милосердию. А времена темные, свирепые, безжалостные: Средневековье. И в Тимофее, и в людях того времени ещё очень много первобытного, племенного-общинного, нецивилизованного, с точки зрения потомков.

Вот этот Зверь из него и выпрыгивает, когда ему девушка начинает на исповеди свои сексуальные фантазии рассказывать. Мне только вот что интересно: зачем она это сделала? Дразнила? Что-то не верю я, что она хотела отпущение грехов получить. В общем, он её насилует, а она дочь Владимирского наместника, и Тимофей сам в ужасе от содеянного, по-настоящему в ужасе, он все понимает, он не мальчишка семнадцатилетний, он муж и отец.

Я когда-то давно прочла, что при насилии страдает не только жертва, душа насильника тоже раскалывается, и дальше он может раскаяться – и тогда это путь к спасению, а может уйти в глухую защиту, начать наводить тень на плетень: «Да она сама, да нечего было юбку короткую надевать и по темным переулкам ходить». Слышала это все сто раз. И тогда душа этого выродка окончательно гибнет.

Вообще, весь фильм об этом. О возможности, потенциальной вечной возможности раскаяния, покаяния и прощения для любого, даже самого закоренелого грешника и убийцы. Там в финале сильный такой момент один… Ну, не буду вперед забегать.

Ну вот, а Тимофей бежит из города, его преследуют, он уходит от погони, по льдинам перебирается, через ледоход, представляете? Я – нет. Да ещё раненый. Но он живучий очень, в нем опять становится видно это звериное, животное, стихия. Хоть и виноват кругом, и жену его с сыном маленьким выгоняют из города из-за него, но он все равно рвется жить. Хотя мог бы сдаться, утонуть, истечь кровью. Не сдался, выплыл, что тоже необычно. Необычно в том смысле, что в нашей романтической киношной традиции принято, что герой выживает и выбирается из передряг во имя чего-то: мести, долга, любви. А здесь ничего такого и близко нет, он не рассчитывает на справедливый суд, не может вернуться домой, ему не надо защищать свое честное имя. А он все равно выживает.

А дальше поворот сюжета довольно стандартный, особенно с моей «психологической» точки зрения: когда человек совершает что-то такое, что не укладывается ни в какие рамки его собственной морали, он отказывается от себя прежнего, по принципу «чем хуже, тем лучше». Вот как дети иногда рассуждают: «Я сделал плохо, значит, я плохой, ну и буду дальше жить плохим». Он приходит в Казань, которую ещё Иван Грозный не взял, становится кожемякой. И его там находит местный хан, Махмутек, и приглашает к себе на службу, как я понимаю, просто восхитившись его силой.

Я думаю, это очень архетипический случай: изгой, преступник, отщепенец очень нуждается в понимании, во врачевании души, но к «своим» он пойти не может, и его принимают «чужие». Махмутек начинает вести с ним философские беседы, такая мягкая проповедь, в основном через вопросы. И постепенно Тимофей проникается идеями ислама, переходит в мусульманство, становится военачальником – огланом, заводит новую семью. То есть бегство от самого себя уводит его все дальше от священника православного Тимофея.

Если позволите – лирическое отступление на тему взаимодействия ислама и православия на бескрайних равнинах нашей родины. Я много об этом думала, у Хольма ван Зайчика читала занятные рассуждения, а тут как-то сформулировалось у меня вот что.

Русь православная – она всегда «матушка», «мать сыра земля», «Родина». А мать может оказаться и капризной, и больной, то ли накормит-обогреет, то ли загуляет с приезжим хахалем. Не разум у неё основа управления, а душа, сердце, другими словами – настроение. Никогда не знаешь, что ей в голову придет. То как львица за своих детей порвет в клочки любого, то младенчика на мороз вынесет, чтоб лишнего рта не было. Одного сына любит, другого гонит. И кем ты окажешься – Богу ведомо.

Про отца на Руси вообще особый сказ. Вся русская история – это летопись истребления лучших мужчин: то война, то репрессии, то запой. Нету его в семье, он фигура номинальная. Видели в метро рекламу социальную, про семью? Кто-нибудь может мне объяснить, почему на всех плакатах – исключительно женщина с детьми? Где их папаша-то? Вот вам опять коллективное бессознательное.

А в тринадцатом веке с Востока приходит ислам, где Отец – это незыблемо, он константа, он само олицетворение Закона. Он решает все про жизнь семьи, в том числе, кому из детей чем заниматься, кому на ком жениться, он всех кормит, ближних и дальних, он волен казнить или миловать. Но он и несет всю ответственность.

На фоне исконного русского произвола, тема «закон и порядок» в исполнении татарского хана выглядит чрезвычайно привлекательно. И, в общем-то, их союз – мужского, бескомпромиссного, постоянного Ислама и женского, милосердного, душевного Христианства – должен был оказаться плодотворным и благотворным для всех жителей этой страны. Как семья, в которой детям хорошо, когда есть и мать, и отец. Но не срослось, союза не получилось, одна война. Может, мы доживем до этой благодати?

Но пока хан с огланом своим Абдель-атеком успешно завоевывают русские города. Совсем не милосердным образом. Видно, как старательно каменеет душа Тимофея, по той же причине: он не мститель, он просто «делает свою работу», а плохо он работать не умеет, поэтому – не обессудьте, профессионал. Мне кажется, большая часть мужского населения нашей страны без труда сможет идентифицироваться с Тимофеем. Да, я преступил закон. Но у меня не было выбора (или был, но он мне не нравился). И теперь я вынужден и дальше катиться по этой дорожке, сворачивать поздно, все решено за меня где-то там, наверху. Судьба моя такая горькая.

И вот, когда Тимофей в задумчивости едет после очередной успешной операции, Господь посылает ему отрока. Ну, это уже чисто апокриф начинается. «Явление отрока закоренелому грешнику». Но, если подумать, то это как раз здоровая, чистая часть его самого с ним заговаривает. Та, что в душе у каждого живет. Показательно, что сначала Тимофей его (мальчика) чуть было не убивает, а потом спасает, разговаривает с ним, и получает надежду на спасение души. Тут опять некоторая неувязка. Почему-то Тимофей просит именно официального отпущения грехов, для него важно вернуться на Русь и уйти в монастырь там. Символический такой жест, что прощен. Тут я что-то недопонимаю, мне-то кажется, что если каешься – то какая разница, где ты это делаешь. Но кто их разберет, русских мужиков.

После долгого ночного разговора Тимофей посылает мальчика к великому князю Московскому Ивану Васильевичу (пока ещё не Грозному) и к митрополиту Филиппу, с просьбой о грамоте прощеной, и заявляет, что хочет удалиться от мира и до конца дней своих замаливать свои грехи. Да, и выкуп (откуп?) предлагает: всю свою казну, что двадцать лет собирал.

Это так похоже на нас! Ради спасения души Тимофей оставляет ни в чем не повинную татарскую жену, с которой прожил двадцать лет, детей (правда, хан обещает не преследовать сыновей за предательство отца), забирает все семейные накопления и уходит. Честно, в этом месте я сильно разозлилась. Опять бабы крайние оказались. Сначала Ульяну его, ни в чем не повинную, с малым дитем из города выгнали, теперь Малика расплачивается непонятно за что. Ужас. Снова возвращаемся к истории страны: мужики свои экзистенциальные проблемы решают, а женщины выживают, как могут, да детей поднимают.

Отрок с неимоверным трудом попадает во дворец к князю и передает просьбу. Оба государственных мужа соглашаются, что простить Тимофея надо, ради привлечения русских людей из Казани на Русь.

Привожу цитату, потому что здесь настолько отчетливо видно, что двигает власть предержащими, и ещё видно, что за пять веков, минувших с описываемых событий, ничегошеньки не изменилось:

Князь

Кровопивец русским людям двадцать лет был...Еще и богомерзкой верой срачинской осквернился, и многими убийствами... Полоном русским всю Казань заселил...

Басенок

По мне бы грамоты не давать. Взять его с казной, тамо и повесить на дубу, да и собакам кинуть...

Митрополит

Сами вы знаете, сколько в Казани русских. Так сотворим — бояться будут, за хана станут держаться. А этого простим — все к нам в три лета перебегут оттуда — и наши, и татары. Рассудят — раз такому сому милость, прощение, да суд, то нам то, плотве да ершам... А его пусть на страшном суде Христос судит.

Митрополит, тонкий политик (в отличие от Басенка, который есть военный), зрит в корень и просчитывает ситуацию на несколько ходов вперед. А князь вовремя вспоминает о казне.

Тимофей, меж тем, открывает свой замысел хану и просит отпустить его с миром. Хан, после тяжкого раздумья, отпускает, но предупреждает, что если поймают Тимофея – расправа будет страшной. Но Тимофею все равно: тоска по родине и тяжесть грехов разъедают душу, он не может больше терпеть и уходит.

Прощеную грамоту отроку Савостию дают, он её везет, но так торопится, что приезжает раньше оговоренного срока, и Тимофей его не застает. От разочарования и крушения последней надежды на прощение сердце у него не выдерживает, и он умирает прямо в седле. А Савостий его находит и хоронит уже на русской земле.

А вот та сцена, про которую я говорила раньше: в финале митрополиту снится сон, в котором появляется Богородица и переводит Тимофея через реку на тот берег, где его ждут его русская жена и сын, да ещё обещает, что и Малика тоже там будет. И митрополит понимает, что Тимофей прощен высшим судом.

Мне кажется, это очень важная тема сегодня. Весь мир словно сошел с ума, никто ни во что не верит, люди разочарованы и боятся всего. И слово «раскаяние» даже не звучит нигде. Помните, на заре перестройки выпустили, наконец, гениальный фильм Тенгиза Абуладзе, «Покаяние»? Так вот, я сейчас разговаривала с людьми про впечатление, которое он на них произвел. И все говорят: «Да, потрясающе! Я сразу все понял!». А спрашиваешь – что понял? Да вот, что во всем они виноваты, руководители страны. Никто не говорит «мы виноваты», «мы допустили». Только «они». А раз виноваты «они» - то нам и каяться не в чем, мы-то хорошие.

А в этом фильме как раз нет «их». Есть только сильных, здоровый, умный мужик, «наш», который однажды поддался соблазну и согрешил. А согрешивши однажды, был вынужден совершать все более и более страшные поступки. И как он потом всю жизнь кается, просит прощения – и получает его. Значит, оно есть, прощение. Надо только верить и надеяться.

Засим позвольте откланяться, надеюсь, что заинтересовала Вас, и фильм мы ещё посмотрим.

20 марта, 2011
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр Sunrise

приемные дни: понедельник

6000 рублей за 50 минут.

Онлайн консультация (skype, zoom, Facebook messenger)

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей