Кипение страстей

В младшей группе детского сада
Про детей

Считается, что романтические отношения, страдания, ревность — это атрибут исключительно подросткового возраста. На самом деле это не так. В младшей группе детского сада могут разгореться нешуточные страсти, только они менее заметны, и как реагировать на их проявления родители чаще всего не знают. А реагировать надо, ведь в этом нежном возрасте и закладываются основные принципы будущей счастливой семейной жизни.

Развод, и тумбочка по почте

Три последних дня четырехлетняя Лиза и шестилетний Макс идиллически играют в семью. Макс ходит на охоту, ездит на тракторе за кирпичом, Лиза готовит и стирает, потом кормит «мужа» обедом, называет его «мой дорогой», Макс разговаривает сурово, но мамонта приносит исправно. Иногда, правда, его заносит и он пытается сказать что-то вроде «молчи, женщина», но Лиза на такие глупости не отвечает.

А сегодня к Максу приехал папа, и он совсем потерял голову. Через пять минут после начала «обеда» он неожиданно перевернул лавку, на которой готовилось варево, и заорал, что ему надоело играть в семью и он хочет «просто побыть один». Знакомый текст, не правда ли? Лиза зарыдала и пошла жаловаться маме, которая сидела и пила чай с мамой Максима. Дальше последовала такая сцена:

– А-а-а! Мамочка, он меня обидел, он сказал, что не хочет со мной играть и вылил всю мою кашууу!

Лизина мама молчит, гладит дочку по спинке и голове, и никак не комментирует происходящее. Зато немедленно вступает мама Макса:

– Максим! Немедленно иди сюда и извинись перед Лизой!

Максим с безопасного расстояния отвечает что-то вроде «отстаньте от меня все, я не хочу ни с кем играть». Тогда «свекровь» переключается на Лизу:

– Лизочка, ну не плачь! Хочешь, я дам тебе другую кастрюльку, ещё лучше? Не хочешь? (Лизочка рыдает уже демонстративно, отворачивается и утыкается маме в плечо). А вот, посмотри какие красивые стаканчики. Тоже не хочешь? А чего же ты хочешь?

– Чтобы Максим со мной играл в семью-у-у!

– Лизонька, ну не расстраивайся, может, ты во что-нибудь другое поиграешь? Хочешь, я достану краски?

Тут вступает Лизина мама:

– Слушай, отстань от неё, не видишь — у неё горе, муж чудит. Дай человеку порыдать спокойно.

Лиза, получив материнское благословение на рыдание, на удивление быстро успокаивается и возвращается к себе «на кухню». Но Макс не сдается, он хватает сковородку и замахивается на «жену». Лиза снова с рёвом бежит к маме. «Ну и бог с ним, – говорит мама, - если он такой драчун — не играй с ним. Отойди на другой край песочницы и играйте, будто вы соседи». Лиза поднимает залитую слезами мордаху, мрачно смотрит на мать и гневно заявляет: «Я не собираюсь быть одинокой матерью! У нас же дети!»

Почему-то Максимину маму эта ситуация очень беспокоит, и она начинает... учить Лизу, как подладиться к мужу-агрессору:

– А ты подойди, скажи ему ласково «Максим, а как ты хочешь играть?» Может, он ещё согласится...

– Ты что, с ума сошла? – вмешивается мама Лизы. – Он же на неё напал, да ещё и со сковородкой. Какие игры? Будем ждать, пока он с топором не начнет бегать?

Лиза внимательно слушает переговоры двух мам, потом решительным шагом подходит к песочнице и объявляет «царску волю»:

– Раз ты дерешься, я собираюсь и уезжаю к маме! Вот.

И переезжает через улицу на свой участок.

Назавтра, когда папа уехал, Макс приходил мириться, стоял у крыльца и бубнил, что, дескать, был не в себе, вспылил, Лиза воротила нос, но потом сменила гнев на милость, согласилась пойти поесть мороженого. На некоторое время в их семье воцарился мир.

Разбираемся в ситуации

Давайте посмотрим, что же происходило в этой маленькой «семье», проанализируем взаимодействие всех участников.

Для четырех- семилетних малышей играть «в дочки-матери» означает серьезно готовиться к будущей семейной жизни. Проигрываются и примеряются на себя разные роли («Спасатель», «Агрессор», «Жертва», «Звезда», «Принц» или «Лягушонок»), выясняются — не смейтесь! - будущие сексуальные предпочтения (например, уже пятилетние дети четко знают, нравится им «мачо» или «ботаник», «первая красавица» или «свой парень»), отыгрываются варианты поведения в конфликтах и способы примирения после них.

То, что некоторые дети явно пропускают эту важнейшую тренировку в угоду компьютерным баталиям или разнообразным «развивалкам» - очень плохо. Они не учатся взаимодействовать, не воспринимают невербальный план общения, плохо понимают себя. Им сложно играть в команде, они не очень-то понимают, как реагировать на сложные ситуации, и тем более — как жить после ссоры.

Кстати, Макс-то как раз и «несадовский» ребенок. Он поздно просыпается, плохо ест, капризничает. Он ходит на занятия в Школу раннего развития и предпочитает играть в одиночестве. Несколько попыток подружиться с соседскими детьми потерпели сокрушительное фиаско: Макс может ударить, разломать чужую игрушку, дети его сторонятся, да и мамы этих детей тоже не в восторге. Я была свидетелем, как он дрался со своей мамой и ударил бабушку. Они, к слову, не видят в его поведении ничего угрожающего и все списывают на «взрывной темперамент». Дружбу с Лизой и мама, и бабушка Макса очень поощряют, зазывают девочку в гости, угощают и одаривают — во многом потому, что в её присутствии мальчик более сдержан и покладист. Но тут вот нашла коса на камень.

Что происходило в их взаимоотношениях? Сначала они развивались по классической романтической схеме: Макс ухаживал, Лиза милостиво принимала знаки внимания. Каждый раз, когда «жених» начинал грубить или угрожать («Я не хочу, чтобы ты уходила!» - и запирает калитку на засов), Лиза демонстрировала, что такой вариант для неё неприемлем, и или вырывалась силой, или звала на помощь взрослых и уходила к себе. То есть объясняла в доступной форме: пока ты ведешь себя хорошо — я с тобой играю; начинаешь распускать руки — остаешься один. Если задуматься, это как раз то поведение, которое является прививкой от домашней тирании в любом виде.

Приезд обожаемого отца, видимо, возбудил Максима больше обычного и он не смог больше сдерживаться. Но очень показательна реакция его мамы: сначала она пыталась отвлечь девочку от её переживаний, а потом пыталась научить её подстраиваться под агрессора. И совсем никак не воздействовала на сына, когда он причинил боль своей подружке, не было произнесено доже минимального: «Прекрати немедленно, ты ведешь себя недопустимым образом, если ты не перестанешь — ты будешь наказан». Таким образом, так же, как Лиза получила материнское благословение на выражение своих чувств в словах и слезах, Максим получил благословение на проявление своих агрессивных чувств в виде действий. Думаю, эту маму ждем немало неприятных открытий в будущем.

Это совершенно автоматические реакции, принятые в нашем обществе. Кто из нас не слышал в детстве, да и во взрослом состоянии тоже: «не плачь, ну что ты расстраиваешься из-за ерунды, отвлекись, займи себя чем-нибудь, пойди, купи себе новую тряпочку — и все будет хорошо». И наоборот, когда ребенок визжит и скачет от радости: «Не шуми, успокойся, ты не в лесу» и т.д.

Все эмоции, и негативные, и позитивные развиваются по одной схеме: возникновение — рост — пик — спад — угасание. И на любой фазе эмоцию можно прервать, блокировать. Тогда она остается незавершенной, «застревает» в теле в виде мышечных спазмов, болей, в хронической форме — в виде психосоматических заболеваний, таких, как гастрит, астма, экзема, и других

.

Прерывание эмоциональной реакции происходит, если не дать ребенку (и взрослому) отплакать свое горе («ты же мальчик, хватит плакать»), выразить свой гнев в приемлемой форме («хорошие девочки не сердятся»), оборвать возбужденный рассказ об одержанной в борьбе победе («хвастаться нехорошо»). Мы привыкаем к тому, что эмоции необходимо скрывать, сдерживать. Вообще, «сдержанный человек» - это похвала, социально одобряемая модель поведения в нашем обществе. Надеюсь, вам уже понятно, что это крайне нездоровый способ жить? Я не призываю, не дай Бог, к полной распущенности, но позволить ребенку поплакать по поводу потери любимой куклы, дать возможность кричать «Я тебя ненавижу!» в адрес брата или сестры, вопить от счастья, когда подарили велосипед — по-моему, это очень важно.

Как быть родителям?

Во-первых, как можно меньше вмешиваться и как можно больше наблюдать. Разница в степени вашего участия. Очень часто можно увидеть, как детишки возятся в песочнице, а вокруг стоят мамы-бабушки-няни и непрерывно влезают в детские игры: «Машенька, так говорить нельзя! Петя, не хватай чужую игрушку! Артем, не толкай девочку!». Так ничему не научишь. Дети должны иметь собственный эмоциональный опыт взаимодействия со сверстниками, учиться защищать себя и свои игрушки, обнаруживать, что если кидаться песком/камнями/тяжелыми предметами, скорее всего, останешься один. Выяснять, какие игры нравятся, а какие нет. Пробовать себя в разных социальных ролях. А то получается, что все это делают за него. Вопрос: а жить за него кто будет?

Позиция наблюдателя же включает в себя доброжелательное комментирование происходящего, в утвердительной форме: «Маша ушла домой, и поэтому тебе грустно. Ты скучаешь по папе». (Вместо: «Что ты ревешь, папа приедет в пятницу/вечером»). Ты обиделась на Максима и сердишься на него». Когда явление названо, оно обретает форму и смысл, перестает пугать, с ним можно что-то делать.

Во-вторых, стоит задуматься о своих чувствах тоже. Когда конфликт между Лизой и Максом был исчерпан, можно было бы задать вопрос Максиминой маме: почему для неё было так важно, чтобы дети помирились? Что она чувствует, когда видит, как её сын обижает девочку? Как она себя ведет, когда на неё нападают? В 100% случаев оказывается, что наши действия в адрес детей обусловлены нашим собственными детскими переживаниями. Скорее всего, у этой женщины есть опыт общения с агрессором, в результате которого она научилась ... ну? Правильно — подстраиваться и уступать. И пытается передать своё знание следующему поколению.

Подытожим все в целом. Детям младшего дошкольного возраста уже знакомы сильные чувства: любовь, ревность, отчаяние, отвращение. Родителям хорошо бы эти чувства замечать и называть, чтобы ребенок не оставался в смятении один на один с этим валом эмоций. Не следует прерывать эмоциональную реакцию, будь она позитивной или негативной, не надо утешать, отвлекать или стыдить ребенка, дайте ему возможность пережить его состояние, просто будьте рядом. И отслеживайте собственные чувства, ребенок ведь смотрит на вас и учится.

22 августа, 2008
Демина Катерина Александровна
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр Sunrise

приемные дни: понедельник

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей