Аутизм или СДВГ?

Про детей

«Психолог в детском саду сказала, что у него аутизм и он социально неадаптирован! - молодой папа был не на шутку встревожен. – Мы ходим в этот садик уже месяц, а вчера нас вызвали для беседы и сказали, что сын – аутист!»

Как могла, я постаралась успокоить взволнованного родителя. Во-первых, сказала я, если вы уже месяц ходите в садик, то это точно не аутизм. Во-вторых, прежде чем ставить такие серьёзные диагнозы, ребёнка необходимо обследовать, и делать это должен точно не детсадовский психолог. Посетите невропатолога или психоневролога, а потом давайте встретимся.

Во время следующего разговора папа уже нервно хихикал. Психоневролог из более чем уважаемого медицинского центра поставил ребёнку … синдром дефицита внимания на фоне гиперактивности (СДВГ). Тут уж я не выдержала. «Послушайте, - довольно резко заявила я. - Или пенье, или танцы! В смысле, эти диагнозы взаимно исключаемы. Да и не ставят СДВГ в три года!» В субботу утром я отправилась смотреть чудо-ребёнка.

«Пустая крепость» или «цирк на колесах»

Диагноз «аутизм» пришлось отменить буквально с порога: Вовка встретил меня у дверей, взял за руку и повел показывать свою комнату и игрушки. Сорок минут (!) мы провели в обстоятельной беседе на тему «сравнительные характеристики «Ниссан-патрол» и «Джип-как-его-там». Мне были продемонстрированы весьма обширные познания в различных областях, приличествующих современному мужчине. Без всяких скидок на возраст. После чего меня милостиво отпустили передохнуть на кухню, попить чайку и пообщаться с родителями.

За те полтора часа, что мы гоняли чаи с плюшками, Вовка трижды зашел к нам, чтобы что-то спросить, показать как он до блеска отмыл пресловутый «Ниссан» и поинтересоваться, пойдем ли мы наконец гулять. Всё. Так что с дефицитом внимания и гиперактивностью тоже как-то не сложилось.

Крайне заинтересованная, я попросила родителей изложить всю историю с самого начала.

В сентябре Вовка пошел в детский сад. Поскольку семья переехала в этот район недавно, мест уже нигде не было, оставался только частный садик небольшими разновозрастными группами, работающий по системе Монтессори. «Вот и славно, - подумали молодые родители, – ребёнку будет интересно и ненапряжно. А что группа разновозрастная, так это и вовсе хорошо: у Вовки так развита речь, что с малышами ему было бы скучно».

Сначала все было действительно очень хорошо: ребенок утром летел в садик «к детям», с прогулки его забирала няня. Все были довольны. А потом дите заболело и целый месяц не ходило в садик. Выздоровел, наконец, приходит. А ему говорят: «У нас сегодня новая игра. Все садимся в круг, называем свою любимую вещь и объясняем, за что мы её любим» (типа, развитие речи). Доходит очередь до Вовки, и он хорошим своим развитым языком объявляет, что любимая вещь у него – бутылочка с компотом, с которой он засыпает. Тут эта образованная воспитательница говорит: «Фу, какой позор! Большой мальчик, а пьёт из бутылочки. Дети, ну-ка дружно скажем: «Фу, Вова!» Вовка зарыдал, подскочил к воспитательнице и ударил её ногой. (Вот умник! Я бы просто убила!)

Воспитательница потащила его к штатному психологу. Молоденькая девочка, чья-то родственница, образование, судя по всему, приблизительное. Она с ходу: «В глаза не смотрит? В руки не дается, в угол забился? Аутист, социально не адаптирован». И папе на работу звонить.

Так, говорю. С аутизмом разобрались. Теперь давайте про СДВГ.

С СДВГ оказалось примерно то же самое: приехали в медицинский диагностический центр в три часа дня, уехали в восемь. Ребенок пропустил сон, полдник, прогулку, как ангел позволил делать с собой всякие бесчеловечные опыты типа энцефалограммы, и только в самом конце позволил себе несколько расслабиться. На основании его поведения психоневролог поставила диагноз СДВГ и предложила родителям подавать ему транквилизаторы.

А вы сами, говорю я папе, как бы вели себя в конце четырнадцатичасового рабочего дня без еды и перекуров? Смотрю, папу как-то скрутило, да и мама, видимо, отчетливо представила эту безрадостную картину.

Бытие определяет… всё

К сожалению, взрослые довольно часто забывают про физические возможности малышей, требуя, например, чтобы ребенок пристойно вел себя в магазине, куда маме пришлось зайти по дороге из детского сада. Или в метро я очень часто наблюдаю такую картину: жара, духота, детёныш в шубе, в шапке, в кусачем свитере с горлом, начинает капризничать. Мама пытается на него воздействовать, требует, чтобы он немедленно прекратил истерику, хотя все, что в этот момент можно и нужно сделать – снять лишнюю одежду.

Хорошие детские врачи когда-то научили меня одной простой вещи: если ребёнок капризничает, этому могут быть три причины: скучно, душно или заболевает. Мой опыт добавил ещё некоторые обстоятельства: голоден и слишком много впечатлений. Во времена моего детства (70-годы прошлого века, с вашего позволения), голодные дети были изрядной редкостью, ну, кроме совсем уж тяжелых случаев. А вот впечатлений могло не быть вовсе.

Но вернемся к нашему «тяжелому случаю». К сожалению, в детские сады и школы сейчас пришла работать огромная армия свежеиспеченных психологов. Обычно это совсем молоденькие девочки, поступившие на психологический факультет или по принципу «от противного» (не филолог, не математик, детей люблю, но в учителя не гожусь), или для решения собственных проблем. Их не заставляют проходить личную психотерапию, не водят на практические занятия в детские психиатрические больницы. Овладев несколькими несложными тестами, они приходят на свое новое место работы и сходу огорошивают родителей заявлениями типа вышеизложенного.

Если бы эта девочка видела своими глазами хоть одного ребёнка–аутиста, она бы сто раз подумала бы, прежде чем звонить Вовкиному папе на работу.

Договоримся о терминах

Аутизм (синдром раннего детского аутизма) считается искаженным развитием психики. До сих пор в мировой психиатрии нет единого мнения о причинах возникновения данного нарушения. Есть сторонники генетической теории, есть психоаналитическая ветвь, крупнейшим представителем которой являлся Бруно Беттельгейм (его книга «Пустая крепость» подробнейшим образом описывает работу созданного им Центра). В Америке детей-аутистов не лечат, а адаптируют и социализируют (см. фильм «Человек дождя», все показано максимально достоверно). Европейская традиция, с одной стороны, причисляет СРДА к «большой психиатрии», с другой – развита помощь в виде гештальт-терапии и бихевиоральной терапии.

Россия – одна из немногих стран, в которой с аутистами работают. (ЦПМСДП «Кашенкин луг», Ольга Грищенко) У нас принят дифференцированный подход к постановке диагноза, в частности, СРДА ставят только если присутствуют все семь пунктов из списка Лео Каннера. Не буду их здесь перечислять, все-таки это не совсем научный доклад. Скажу только, что по одному такому признаку, как «не смотрит в глаза – не идет на руки» аутизм не диагностируют.

Теперь по поводу СДВГ. Сошлюсь на авторитеты, прямая цитата из статьи Е.Д. Белоусовой и М.Ю. Никаноровой (Отдел психоневрологии и эпилептологии Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ):

«Синдром дефицита внимания/гиперактивности - дисфункция центральной нервной системы (преимущественно ретикулярной формации головного мозга), проявляющаяся трудностями концентрации и поддержания внимания, нарушениями обучения и памяти, а также сложностями обработки экзогенной и эндогенной информации и стимулов».

СДВГ чаще наблюдается у мальчиков, чем у девочек. Его очень редко ставят в младшем дошкольном возрасте – просто у малышей возрастные нормы другие. Но самое главное, точно так же, как в случае с аутизмом, существуют четкие критерии диагноза: выделяются собственно «синдром дефицита внимания с гиперактивностью», отдельно «дефицит внимания», и отдельно – «гиперактивность». И в каждой категории есть прямое указание, сколько должно наблюдаться факторов (например, 5 из 7).

Так что, если ваш ребенок временами расторможен, иногда не хочет ни с кем общаться, ходит «нога за ногу», перед сном должен побеситься, а хлеб нарезает строго треугольниками – само по себе это ничего не значит! Не слушайте «околообразованных» специалистов. Обращайтесь к тем, кого вам рекомендуют люди, которым вы доверяете. Прислушивайтесь к себе и своему ребенку.

19 апреля, 2006
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр на Белорусской

приемные дни: пятница

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей