Дети и деньги: что разрешать, как запрещать и к чему готовиться

Дети, деньги, дом: жизнь в 3D формате
Главы из книг
Отец — сущ., м.р.: 1) родитель мужского пола; 2) шофер; 3) телохранитель, охранник; 4) банкомат.
Надпись на футболке моего мужа.

Предисловие автора

С накормить-воспитать-защитить все более менее понятно. Но как быть с деньгами? Давать ли ребенку карманные деньги? Когда, кому и сколько? Можно ли дарить ребенку деньги или это означает приучать его к плохому? С какого возраста можно начинать работать? Что делать, если ребенок украл что-то в магазине? Как быть, когда малышка заявляет: «Папа любит меня больше, чем ты: он купил мне «Братц», а ты говорила, что она слишком дорогая!». Какими словами утешить подростка, которого обидели в школе – у него нет модных примочек к телефону?

Мы ежедневно решаем эти вопросы, исходя из своих семейных традиций, учитывая новейшие психологические и педагогические веяния, прислушиваясь к разговорам соседей и коллег. Иногда нам кажется, что тут и говорить не о чем: если денег хватает, то проблем нет, а если не хватает, то и делить нечего. Но это не совсем так. Будущий успех или неуспех наших детей формируется сейчас, пока они маленькие, пока они все воспринимают как норму.

Малыши, от двух до девяти-десяти лет: что говорить им о деньгах, да и говорить ли вообще? Нужно ли им знать о финансовых затруднениях родителей? Исполнять капризы или воспитывать альтруизм? Что дарить на день рождения? Сколько можно тратить в месяц на детские занятия, если мама сама забыла, когда последний раз была в театре?

Подростки — уязвимые, гордые борцы за «право наций на самоопределение», им так важно быть принятыми в тусовке, они хотят «правильно» одеваться, ездить, быть как все и одновременно — индивидуальностью. На все это тоже нужны деньги. Я уж молчу про разнообразные кружки, репетиторов, курсы иностранного языка, музыку и теннис. Мы все хотим дать своим детям самое лучшее, вопрос только — какой ценой?

По результатам мини-опроса, проведенного мной в сети, самый животрепещущий вопрос для родителей подростков - «платить или не платить за домашнюю работу?», причем слово «работа» используется здесь во всех смыслах, и как школьные уроки, и как обязанности по хозяйству. Карманные деньги и контроль над их расходом также очень волнуют современных родителей.

Сложные взаимоотношения со взрослыми детьми требуют осознавания и проработки. Сын-студент, который относится к родительскому дому как к гостинице, дочка, поселившая в своей комнате бой-френда — как с ними разговаривать? Брать ли плату «за постой»? Оплата коммунальных расходов, покупка продуктов, бензин и отпуск на море тоже требуют обсуждения.

Эта книга — очень субъективная. Я (автор) не претендую ни на какую истину, не собираюсь вас учить, я постараюсь поделиться своим опытом, как профессиональным, так и личным, своими наблюдениями, впечатлениями. Надеюсь, что чтение наведет вас на новые идеи, может быть, вы оттолкнетесь от моих рассуждений и поймете нечто о своей жизни.

Мое детство пришлось на самый «расцвет застоя», юность – Перестройка, перелом и передел всего, потом было второе рождение капитализма в России, страна менялась на глазах. Мы взрослели, становились на ноги и обзаводились семьями и детьми. Кризисы, дефолты, девальвации – мы узнали много новых слов. Я поменяла специальность, профессию, о которой мечтала с 4 лет, на ту, о которой не мечтала, потому что не знала, что такая есть. У меня трое детей 5, 14 и18 лет, и восемь младших братьев и сестер, так что материала для наблюдений и тренировки навыков было в избытке.

Часть жизни я провела в Англии, где живет семья моего отца, приобрела совершенно уникальный опыт того, как строить отношения с очень разными детьми и взрослыми. Работала с разными семьями в качестве family consultant – это так называется консультант по психологическим проблемам семьи. В Англии 90-х годов появилось много «русских жен», я помогала им разобраться в непростой заграничной реальности, учила обращаться с детьми, налаживать понимание между супругами. Помогала семьям, усыновившим российских детей-сирот.

По первому образованию я учитель русского языка и литературы, преподавала в государственных и частных школах в Москве, потом ушла из системы образования (когда моя зарплата достигла нереальной суммы 60 долларов в месяц), очень скучаю по школе, выручает репетиторство и общение с детьми. Получила высшее психологическое образование, сейчас веду прием как детский и семейный психолог-консультант.

Когда я ещё только обдумывала и обсуждала эту книгу, меня часто спрашивали: « А как воспитать ребенка, чтобы он стал миллионером?» Сразу скажу – не надо их так воспитывать. Последние исследования социологов убедительно доказывают: сверхбогатые люди (в нашей стране)— это, как правило, бывшие несчастные дети, обделенные любовью, иногда жертвы семейного насилия, которые положили жизнь на то, чтобы стать независимыми, недосягаемыми для горя, нуждающиеся в постоянном подтверждении собственной значимости. Деньги становятся для них сверхценностью, смыслом жизни. «И тогда я поклялся себе, что больше никогда не буду голодать». Мы не будем здесь обсуждать судьбы известных людей, и выяснять обстоятельства, толкнувшие их на поиски философского камня. Пусть их. Тем более что самые счастливые, как оказалось — это как раз самые обыкновенные, не достигшие невероятных высот, но живущие в мире с собой и окружающими люди.

И ещё один аспект темы: как воспитывать, кого бы то ни было. На мой взгляд, ребенок может быть СУБЪЕКТОМ воспитательных усилий, но никак не ОБЪЕКТОМ. То есть, не вы воспитываете нечто, с дальним прицелом на будущее, а живете «здесь-и-сейчас» вместе со своим чадом, решает повседневные задачи, обсуждаете покупки, книги и фильмы, сидите за ужином и не позволяете ковыряться в носу - потому, что любите его и заботитесь о нем. Мы поговорим о том, как вырастить наших детей счастливыми, обеспеченными, хорошо себя чувствующими в современном мире людьми. В котором деньги занимают одно из важных мест.

Мне интересна роль денег в семье. Что деньги делают с человеком? Почему в одной семье у кого деньги — у того и власть, а в другой кормилец (кормилица) — самое бесправное и загнанное существо? Как деньги определяют отношения между членами семьи и во внешнем мире? Почему многие мои сверстники, обзаведясь семьей в начале 90-х и пройдя вместе через все трудности и испытания перестройки, разводятся, когда жизнь налаживается? Что за дети выросли у них и чем они отличаются от детей 2000-х? Какие духовные ценности передают детям мамы, ставшие домохозяйками, и мамы, занимающиеся бизнесом?

Давайте посмотрим, как менялось отношение к деньгам и богатству на протяжении жизни нескольких поколений, тех, кто оказывает влияние на воспитание современных детей.

Глава вторая,

в которой мы с удивлением обнаруживаем связь между приучением к опрятности и получением денег, и с умилением смотрим на малышей 2-5 лет.

Несвоевременная высадка на горшок не может служить оправданием неудавшейся жизни
И. Бродский

Как ни удивительно, но тему взаимоотношений малышей 2-3 лет и денег придется начать с приучения к горшку. В психоаналитической традиции этот возрастной период называется «анальным» и имеет метафорическую связь с такими идеями как: накопление, имущество, жадность-щедрость, творчество, способность отдавать. Говорят об «анальном типе личности», когда хотят описать человека мелочного, скупого, болезненно аккуратного. Или наоборот: неряшливый, обжора, мот, транжира — этот тот же тип, но с другим знаком.

Для двухлетнего малыша акт дефекации — первое, что он может контролировать. И очень быстро обнаруживается, что такая, в общем-то, примитивная вещь имеет колоссальное значение для взрослых. В зависимости от семейных установок, мама-бабушка-все могут:

  • бурно радоваться, когда малыш «сходил на горшок»;
  • также бурно негодовать, если он сделал все то же самое, но НЕ на горшок;
  • сообщать всем встречным-поперечным, что деть овладел этим сложным искусством: «сам все делает в горшок»;
  • очень-очень тревожиться, если ожидаемое событие не случается уже несколько дней.

Я помню, как мой телефонный разговор с коллегой был прерван ликующим воплем трехлетней Насти: «Скажи, что я сегодня покакала!!».

(Кстати, обратите внимание, как много эвфемизмов существует для определения этой базовой физиологической функции.)

Мой собственный опыт говорит, что меньше всего проблем с горшком бывает у молодых родителей, которые просто не знакомы с социальными нормами и ожиданиями на этот счет. Они делают так, как подсказывает им интуиция и элементарное чувство комфорта.

Моя старшая дочь родилась в июле, когда и у нас дома, и в роддоме горячая вода была отключена. Это обстоятельство, а так же тот факт, что нам выдавали по пять(!) пеленок на день, вынудило меня «высаживать» новорожденного младенца над раковиной, когда мне казалось, что она беспокоится. Из роддома мы пришли с полностью сформированным навыком (моим). Памперсов тогда не существовало. Когда родились младшие, я приучала их к горшку с рождения уже автоматически, как к должному.

При этом необходимо помнить, что норме ребенок в состоянии отслеживать позывы к мочеиспусканию где-то в промежутке от 9 до 12 месяцев, а сознательно «ходить по-большому» - ближе к двум с половиной годам. Так что можно никуда не торопиться, а сразу начинать в два с половиной года. Гарантирую: научится за два дня.

Другое дело, когда в одном жизненном пространстве существуют представители двух, а то ещё и трех поколений. Самые старшие уже догадались, что детей надо баловать, средние (то бишь молодые бабушки-дедушки) считают, что детей надо воспитывать, а то будет упущено самое ценное время, а мамы обычно замотаны и раздражены.

Вот тут-то и начинается игра под называнием «Король на троне». Маленький хитрец очень быстро понимает, что в его власти — осчастливить или нет всю эту толпу обожающих его подданных. Например, опытным путем установлено, что перед прогулкой полагается покакать, иначе беда может настигнуть в парке. И если гулять не очень хочется, вполне можно провести несколько чрезвычайно занимательных часов, сидя на горшке и наблюдая ритуальные танцы с «молением о дожде».

В особо тяжелых случаях, когда ребенка наказывают за непослушание или за то, что он не в состоянии себя контролировать должным образом, у него может развиться чувство собственной неполноценности, недоверия к себе и своим творческим способностям.

Сильный характер превратится в упрямый, а слабый — в послушного маленького «неумеху». Того самого, который ничего не хочет и ничего не может.

Мне кажется, что самый здоровый способ научения чему бы то ни было - это не замечать промахов и поддерживать успехи (без фанатизма, конечно. Не к чему устраивать национальные гуляния при каждой удаче с горшком). Получилось сложить все свои большие достижения и свершения куда полагается — молодец, умничка, давай я тебя поцелую. Не получилось — тоже не беда, уберем, помоем, застираем. И не станем больше об этом говорить.

Совсем на бытовом уровне, несколько правил:

  • не смешивайте несколько занятий. Я имею в виду, никакого чтения, просмотра телевизора и еды на горшке. Не сделал ничего за пять-десять минут — свободен до следующего раза.
  • Нельзя силой удерживать ребенка на горшке, заставлять сидеть подолгу, ругать и т.д. Почему — сказано выше, да ещё и запор потом лечить замучаетесь.
  • Не оставляйте ребенка на горшке без присмотра: малыши приходят (иногда) в такой восторг при виде творения из собственного тела, что могут брать кал в руки, размазывать его по всему, что попадется, даже есть.

Контроль над чем-нибудь — это ещё и власть. Ребенок чувствует свою власть над своим телом (это хорошо), и над матерью (не очень хорошо), или её власть над собой (это в общем-то полезно, вопрос только в количестве). Мне кажется, было бы очень здорово передать заботу о собственных физиологических отправления самому малышу. Ведь в самом деле, в природе нет правил о том, когда, сколько и куда именно должен очищаться кишечник, соответственно нет и идеологической нагрузки. В примитивных сообществах эта тема не обсуждается вообще, соответственно и проблемы нет.

При правильном прохождении этой стадии развития должно получиться вот что. Ребенок испытывает чувство удовлетворения и гордости за то, что он производит из себя. Он знает, что его творчество радует окружающих и стремится доставить им эту радость. Он чувствует, что он молодец, взрослый, компетентный, самостоятельный человек. Сами понимаете, что такому гораздо легче быть успешным в жизни.

У меня на приеме молодая женщина, повод для обращения: похоже, надо разводиться с мужем. Женаты восемь лет, есть семилетняя дочка. Когда начинает рассказывать о муже, слышны её недоумение и растерянность. «Он медик, но не врач, занимается медицинским оборудованием. Мы поженились, когда мне было 18, а ему 28. я была на третьем месяце. Таня родилась не очень здоровой, до четырех лет — три операции. Так вот, муж меня контролирует каждую секунду. Ему все надо знать: куда пошла, с кем разговариваю по телефону, почему смеюсь. Он богатый человек, но у меня денег нет. Совсем. Он дает мне на продукты, очень мало, потом проверяет чеки, ругает, если взяла не самое дешевое. Я точно знаю, что он почти миллионер (настоящий, долларовый), но мы ходим в каком-то старье, честно, Танька носит мои детские колготки. Квартира записана на него, дача, машина — все. Я чувствую себя в клетке».

В процессе беседы мы выясняем, что сама Маша — высокообразованный специалист. Но муж убедил её, что, кроме как «горшки мыть», она ни на что не способна. Мы немного поработали с Машиной самооценкой, она вышла на работу, и через полгода оказалась на руководящей должности одной из крупнейших в стране компаний. Отношения с мужем... ну, не то, что наладились, просто он перестал её волновать. У неё свои деньги, у него — свои. В отпуск ездят всей семьей, а больше их ничего не связывает.

(Позднейшее добавление. Маша ждет второго ребенка, отношения с мужем наладились, он говорит, что будет рад их всех содержать. Маша очень воодушевлена, но на работу собирается ходить до самых родов.)

Это и есть классический «анальный тип»: мнительный, тревожный, со склонностью к гиперконтролю. Очень показательно его обращение с деньгами: он их копит, прячет, не дает тратить (хотя семья почти голодает). При этом помешан на чистоте, особенно в санузле. Способен довести близких до сумасшествия своими придирками и ревностью. Жить с ним можно, только если вы никак от него не зависите. А вообще-то он милый и приятный человек, заботливый, хороший отец (в смысле: и покормит, и оденет по погоде, и на родительское собрание сходит).

На другом полюсе — транжира, спускающий всю зарплату за три дня. В квартире у него обычно полнейший бардак, он не держит никаких обещаний, взывать к совести бесполезно, она у него «не инсталлирована». Девушки выходят замуж за таких мужчин, потому что на стадии ухаживания они, обычно, очень щедры. Только вот для семейной жизни малопригодны.

Резюме. Приучение к горшку – важная веха в формировании характера малыша и его будущих взаимоотношений с миром. Все, что ребенок производит «из себя», является прообразом его дальнейшего творчества. Скряга и транжира – две стороны одной медали, так что важно не переусердствовать, но и пускать процесс на самотек тоже не стоит

Глава седьмая,

в которой мы договоримся о стоимости домашнего задания.

Поступление в школу — совершенно особый этап в жизни каждой семьи. В садик многие дети и не ходят, кто-то с бабушкой сидит, кто-то с няней, в общем — можно до поры до времени избегать столь тесного контакта с обществом. В школу ходят все. В системной семейной терапии даже принято обозначать поступление старшего ребенка в первый класс как стадию «размыкания семейных границ и контакт с социумом». На вас сразу обрушивается множество проблем самого разного порядка: от покупки формы и учебных принадлежностей до организации сопровождения и питания в школе. И, конечно, финансовые вопросы.

Домашнее задание — оно чье?

При подготовке этой книги я провела небольшой социологический опрос в Интернете, на нескольких «родительских» и «семейных» сайтах, задавая один и тот же вопрос: о чем вы хотели бы прочесть в книге на тему «дети и деньги»? На первом месте, по результатам голосования в сети: платить или не платить детям за домашнюю работу, в самом широком смысле, как за школьные задания, так и за работу по хозяйству. По частоте возникновения на форумах и конференциях эта тема также лидирует. Хотя, казалось бы, в чем проблема? Хочешь платить — плати, не хочешь — ищи другие способы воздействия на непокорное чадо.

Существует несколько вариантов решения этого вопроса.

Метод «пряника». Все очень просто: за пятерки-четверки платим заранее оговоренную сумму, за двойки вычитаем. Тройки считаются нейтральной оценкой и не оплачиваются совсем. Некоторые продвинутые родители используют ещё и «повышающий и понижающий коэффициент»: допустим, русский язык-литература-история дочке даются легко — за них платим только половину суммы. А труд-изо-физкультуру вообще за работу не считаем. За пятерку по контрольной по математике платим вдвое, за четвертные оценки — или дорогие подарки или большой нагоняй с огромным штрафом (хорошо, если не с тюремным заключением).

Сын пришел из школы и рассказывает: «Мам, представляешь, Алиске мама предложила I-Phone купить, если четверть без троек закончит. А она так скривилась, и говорит: «Это что, мне целый месяц домашку делать что ли? Мне папа его и так на Новый Год подарит».

Метод «кнута». Понятно, зеркальный вариант: за пятерки-четверки не платим ничего («Учиться — это твоя святая обязанность, это то, что ты и так должен делать по закону»), за двойки-тройки лишаем карманных денег. И тот, и другой метод, как мне кажется, ничего, кроме вреда, не приносят. Будем исходить из допущения, что дети любознательны от природы, и учиться им должно быть интересно по умолчанию. Но вот приходит такой любопытный Буратино в первый класс, а там…

В основном – скука смертная. Сиди прямо, в окно не смотри, не разговаривай (это вообще за пределами моего понимания. Раздумывая, куда бы отдать учиться моего сына, я отчетливо понимала, что если его попытаются заставить молчать 40 минут – его просто разорвет. И исходила из этих условий задачи.), пиши палочки. Ни тебе рассказов об интересных вещах, ни сочинений на вольную тему. Самое классное, по идее, должно происходить на уроках труда и рисовании – ан нет, опять все делаем по заданию, по шаблону, и можно получить «два» за рисунок. Опять же – этот факт, на мой взгляд, находится за гранью добра и зла. И вот он сидит, мечтает, ждет, пока кончится эта мука, пропускает мимо ушей все, что говорит монотонно учительница.

А может, он её смертельно боится, потому что она кричит, как пьяная, или бабахает об стол журналом или указкой? Или родители вчера вечером ругались на кухне, а вдруг они совсем поругаются? До учебы ли тут?

Я была круглой «колышницей» в первом и втором классе. Весь дневник был исписан замечаниями: «Читала на уроке!!! Читала на уроке – поведение 2!!! Родителям срочно прийти в школу!». А я смертельно боялась нашу башнеподобную классную, которая носила фиолетовое кримпленовое платье и огненно-красную «халу» на голове, и орала так, что, казалось, глаза лопнут. В классе было 45 человек, половина из «неблагополучных семей». И я сбегала в единственное известное мне с четырех лет убежище: в книжку. Прятала в парту «Школу» Гайдара, «Алису» Кира Булычёва – и отключалась полностью, не слышала и не видела вокруг себя ничего. Когда отобрали «Школу», я поплакала и простилась с книжкой. Но «Алиса» была из папиной служебной библиотеки – пришлось открываться родителям. В середине второго класса я заболела и попала в больницу, на всю третью четверть. И меня, наконец, забрали из ненавистной 61-ой спецанглийской школы и перевели в обычную, во дворе. Где я немедленно стала круглой отличницей.

Но процесс уже пошел. Часть материала он пропустил по болезни, потом учительница болела, потом каникулы – догонять становится все трудней. Но родителям нужен результат. Они не хотят краснеть за него на родительском собрании, не хотят в десятом часу вечера разбираться с уроками, им тяжело выносить собственный гнев и слезы ребенка. И вот тут появляется это волшебное средство: деньги.

«Давай договоримся, - говорит папа. - Ты уже взрослый, и знаешь, что за работу людям платят деньги. Учеба – это твоя работа, мы будем тебе за неё платить». Далее следуют какие-то переговоры о начальной ставке, о штрафных санкциях…Дело сделано!

И поначалу оно и правда, работает. Ребенок начинает с энтузиазмом делать домашние задания, это не проходит незамеченным в классе, учительница хвалит. До первой двойки. Когда заработанные тяжелым трудом деньги – отбираются. Ребенок, конечно, в состоянии отследить связь между двумя этими событиями, но не может ничего исправить. Снова в системе появляется страх, как универсальный рычаг управления. А где страх – там паралич воли, там блокируется любое творчество, учеба снова превращается в муку и «отбывание номера».

Более щадящий вариант этого метода – когда деньги только даются, без штрафных санкций. В общем, наверное, ничего плохого в этом нет: ребенок приложил некие усилия и получил заслуженную награду. Некоторая опасность таится в том, что ребенок привыкает получать деньги, в общем-то, за то, что является его обязанностью. На самом деле, без всяких скидок: учиться – обязанность ребенка, а обязанность родителей – обеспечить учебный процесс. Так что я бы, скорее всего, потратила эти средства на репетитора, на консультации психолога, на перевод ребенка в другую школу, с тем, чтобы учеба, наконец, стала бы для него тем, чем и должна быть: способом познания мира, увлекательным путешествием, игрой.

Выше я рассказывала про свои метания с поиском школы для сына: он очень живой, подвижный мальчик, информацию выхватывает «из воздуха», любит рисовать, конструировать, играть спектакли. Я хорошо понимала, что если посадить его в класс, где надо сидеть «с ровненькой спинкой», отвечать только, когда учительница спросит, а самое главное – где его полгода будут учить читать и считать (а он с четырех лет это умеет), у нас будет куча проблем, как со здоровьем, так и с администрацией.

И я нашла её – школу моей мечты: 15 человек в классе, за быстро сделанное задание получаешь звезду на грудь и задание повышенной сложности, литературой занимаемся для того, чтобы статью написать в лицейский журнал, в пятницу показываем спектакль (каждую пятницу!), четыре раза в неделю физ-ра на улице, театр, гончарное искусство, оркестр – обязательные предметы. Мой электровеник приходил из школы в шесть вечера, валясь с ног, но глаза у него горели, он не болел ни разу за два года. Каникулы были бы наказанием, но и в каникулы они пропадали в школе: строили, лепили, ставили.

Да, вы правильно поняли: это был частный лицей. Не сильно дорогой, мне было по силам. Это именно то вложение денег, которое я считаю инвестицией: в здоровье, в положительное отношение к учебе, в закладывание социальных навыков. Сейчас мой сын в 7-м классе и я до сих пор не напрягаюсь по поводу его учебы (тьфу-тьфу-тьфу).

Резюме. Не стоит платить ребенку за сделанные уроки или школьные оценки. Лучше наймите на эти деньги репетитора (можно терпеливую старшеклассницу из соседней квартиры), или сходите на прием к семейному психологу (например, ко мне). Если денег много, а проблемы серьезные – найдите хорошую частную школу. Но только не устраивайте рыночные отношения там, где полагается быть интересу и доверию.

Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр Sunrise

приемные дни: понедельник

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей