Ребенок не читает

Про детей

«Ваше «Вино из одуванчиков» – совершенно неоднозначная вещь!» – очень пафосно заявил мне сын три минуты назад. Это я вчера в последнюю секунду сунула книжку ему в рюкзак. Судя по всему, мальчик проглотил текст не жуя, и теперь имеет, что сказать по поводу.

Вы заметили, как я ловко ввернула в предыдущее предложение скрытую цитату из Бабеля? Вам это доставило удовольствие? Вам нравится находить скрытые цитаты или ссылки, аккуратно тянуть за кончик, чтобы размотать метафору, смеяться в голос, когда герой якобы переводного детектива вдруг говорит нечто вроде «Я должен сообщить вам пренеприятнейшее известие: к нам едет ревизор!»? Или когда в несвязанный по сюжету роман автор вплетает камео из другого своего романа, просто так, шутки или достоверности ради – вас это радует бесконечно?

Тогда вас должно ужасно расстраивать, что ваш ребенок не читает.

Поколение дворников и сторожей

Мы книжные дети. Мы можем часами перебрасываться цитатами; войдя в чужой дом в первый раз, мы сначала идем к книжным полкам; раньше главная проблема перед отпуском была «а как впихнуть в чемодан всё, что я откладывал для неспешного чтения», слава богу, теперь есть электронные читалки, залил туда всю библиотеку всемирной литературы и можно расслабиться. Чтение для нас как наркотик, без книжки невозможно жить, ни заснуть, ни поесть толком не получается. Моя бедная мама делает генеральную уборку перед нашим приездом: не чистоты ради, а чтобы убрать с глаз долой все «буковки», иначе никакого общения не получится, все уткнутся носом в книжки, и только нас и видели.

Книги были для нас системой опознавания «свой-чужой». Темой для разговоров при знакомстве, важнейшим источником информации о мире. Удивительно, но даже из одних и тех же книжек мы узнавали о разном: из «Королевы Марго» я вытащила все исторические факты и приключенческую канву, а моя подруга Светка почерпнула первые сведения о любви и сексе. Друзья-мальчишки вообще пропустили и любовь, и интриги, а перечитывали только «про войну».

Еще это был способ спрятаться от непредсказуемого и враждебного мира. Что бы ни происходило в школе, дома, во дворе, всегда можно было открыть толстый том и уйти туда с головой, не видеть, не слышать, только сопереживать и лететь.

Я читала у щелочки под дверью, как сейчас помню, «Тиль Уленшпигель», огромный томище, под дверь ставилась тапочка и в узком луче света из коридора я заливалась слезами в сценах казни и страданий. Полагаю, что тогда я посадила себе зрение аж до –8.

Да, конечно, не все наши сверстники были такими запойными книгочеями. Но то, что читать было принято, что это считалось неотъемлемым атрибутом жизни интеллигентного человека – бесспорно. Литература была одним из главнейших предметов в школьной программе, выпускное сочинение писали все без исключения, и физики с математиками тоже.

А что теперь? Каковы нынешние дети?

Всем хорошим во мне я обязан книгам.
Максим Горький

На родительских форумах «ребенок от 7 до …» это тема номер два (первая – «кто знает, как решать эту задачку из Петерсона?»). «Люди! – вопят мамы и папы. – Как заставить ребенка читать? Как объяснить ему, что чтение – самое прекрасное занятие на свете, не будешь читать – вырастешь неучем и балбесом! Представляете, на вопрос о любимой книге этот без пяти минут выпускник говорит «Человек-паук»! что деется-то, граждане? Куда катится этот мир?».

Известно, куда. В бездну и пропасть под названием «мы не понимаем своего ребенка».

Они живут в другом мире. В нем книга – это всего лишь один из источников информации, не самый удобный в использовании, к тому же. Моей младшей дочери было пять лет, когда она научилась «гуглить» и пользоваться Википедией. От нечего делать она может:

  • порисовать;
  • поиграть на музыке;
  • сделать видеозвонок своим подружкам на другом конце Москвы и вместе лепить из пластилина;
  • сваять презентацию «Планеты Солнечной системы», просто так, от скуки;
  • на самый крайний случай, если отключили электричество и на улице метет, можно повязать или свалять что-нибудь из войлока.

Почитать – это под настроение, в тишине, перед сном и вполне определенную книгу. Правда, если я не проверю и не выключу свет, веселье может затянуться и до полуночи. Но, в любом случае, есть компьютер, образовательный канал в телевизоре, музеи и экскурсии. Сравните с моим детством: я ни разу не была на экскурсии за все время школы, один или два раза – в музее, театр раз пять, и полное отсутствие телевизора. Понятно теперь, почему книжка была всем?

Так что первый пункт «любите книгу – источник знаний» отпадает. Источников много, можно выбрать.

«Книга воспитывает душу, просветляет мозг и вообще учит жить».

Кто бы спорил, а я нет. Но! Одно большое «но»: если ребенок умеет читать. Вот вы, например, как текст воспринимаете? Глазами или ушами? А когда «про себя» читаете – то с выражением или кино смотрите? Я кино смотрю, перед глазами картинка плывет, букв-слов совсем не замечаю. И пока не стала работать учительницей в школе, думала, что все люди такие же.

А оказалось – нет. Оказывается, для большинства детей чтение – это тяжелая и очень трудная работа. Они про себя читают так же, как вслух: с паузами, выражением и знаками препинания. И никакие картинки у них перед глазами не разворачиваются, поэтому объяснить, что «Дубровский» - это захватывающее приключение про любовь не очень получается.

Я обнаружила этот феномен, когда старший ребенок перешел в седьмой класс. По моим воспоминаниям, это был как раз пик интереса к приключенческой литературе: Майн Рид, Жюль Верн и всякие там Крапивины и Киры Булычёвы. А Аля не читала совсем, предпочитала разглядывать картинки в гламурных журналах для девочек. Мы попытались её как-то сориентировать, заинтересовать, но тщетно. Ежевечерние чтения про Муми-тролей шли на ура, а сама она продолжала игнорировать весь пласт мировой письменной культуры. И я произнесла весьма пафосную речь на тему «Книга – лучший попутчик», а так же подарок, друг и пр.

– Ну да, – уныло произнесла дочь, – конечно, но это та-а-ак ску-у-учно!

Оказалось, что на чтение одной страницы у неё уходит от семи до десяти минут. (Для сравнения: я читаю страницу секунд за 30). Потому что она не скользит глазами по тексту, выхватывая смысловые единицы и догадываясь по первым и последним элементам, что это за слово, а старательно, как в первом классе, складывает буквы в слоги, а слоги – в слова.

Не видеть леса за деревьями – вот как это называется.

Поэтому ей хорошо давались гуманитарные предметы, где учителя много и красочно рассказывали (история, биология, МХК), и было очень сложно с математикой и физикой – там, где надо было распознавать символы. Отчасти, как утверждают нейропсихологии и кинесиологи, работающие с дислексией и дисграфией, это может быть связано с тем, что ребенок в младенчестве не ползал. Вроде бы ползание стимулирует развитие тех зон мозга, которые отвечают помимо всего прочего за чтение и письмо.

Зато она прекрасно рисует. И по музыке предпочитает учить наизусть, а не играть по нотам.

Мы отдали её на курсы скорочтения, и ситуация изменилась в лучшую сторону довольно быстро. Не до идеала, конечно, теперь она читает страницу минуты две-три, но, по крайней мере, ребенок стал получать от чтения удовольствие.

Мораль: проведите диагностику, а то вдруг ваш ребенок действительно до сих пор не умеет читать.

Книга – окно во внутренний мир автора

Этот пункт вообще недоступен большинству взрослых читателей, что уж о детях говорить! Люди предпочитают отвлекаться от насущных проблем, нежели погружаться в раздумья. Дети ценят увлекательный сюжет, и чтобы было «про меня», и по правде. Без ложных нравоучений, не морализируя, без сюсюканья. Честно и смело. «Гарри Поттер» не просто так стал самой читаемой книгой всех времен и народов.

Внутренний мир автора, между прочим, иногда бывает просто пугающе больным. Вы вот ответьте: оставили бы вы своего 15летнего ребенка на несколько дней в обществе психически больного человека, страдающего припадками и зависимостями? Одного. Нет? А почему вы думаете, что самостоятельное прочтение «Преступления и наказания» или «Идиота» более безопасно? Это же прямой контакт как раз с вышеупомянутым «внутренним миром автора», погружение с головой. Я хорошо помню, как в 15 лет «болела» Достоевским, прочла все, до чего смогла дотянуться. И свалилась на полгода в чернейшую депрессию. Подростки и сами горазды чуть что – валиться в тоску, а тут такая мощная накачка. И не надо мне про его роль в мировой художественной культуре рассказывать, у меня педагогический стаж 20 лет. Как детский психотерапевт я абсолютно уверена: не детское это чтение, не готовы 14–15летние люди к восприятию и осознованию нравственных метаний Раскольникова или Пьера Безухова.

Цитата из сочинения, 11 класс, моя ученица:

«Нравственный поступок Раскольникова состоит в том, что он без-воз-мезд-но, то есть даром, помогал Сонечке Мармеладовой, когда она попала в сложную жизненную ситуацию».

Еще вопросы есть? А ведь девочка в МГУ поступила, на журфак.

Часто спрашивают, а надо ли заставлять читать. Типа, «читаешь час – получаешь час игры на компе». Не знаю. Я вообще противник любого насилия. Надо смотреть на ребенка. Я встречала множество удачных вариантов, когда ребенок сначала читал из-под палки, а потом втягивался и начинал читать запоем. Скорее всего, здесь тоже идет речь о формировании правильного навыка, тренировке глаз, включении ранее спящих отделов мозга. Но можно же и без насилия это делать. Зайдите на сайт as2x2.com там полно увлекательных и простых игр для обучения ребенка чтению даже в случае тяжелой дислексии.

Вот отключение всех электронных средств развлечения действительно творит чудеса. Сначала ребенок проходит стадию ломки, отчаянно скучает, ноет и действует всем на нервы. Но если вы будете последовательны и подсунете в удачный момент по-настоящему интересную книгу…

И совсем уж напоследок, позвольте заявить следующее: история в целом, и я в частности, знает массу примеров весьма достойных людей, не любящих читать. И наоборот. Так что, может, не стоит так убиваться? В конце концов, Пушкин же тоже не читал, как известно, ни Достоевского, ни Толстого.

27 сентября, 2012
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр Sunrise

приемные дни: понедельник

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей