Приемный стал вести себя агрессивно и вызывающе, когда узнал о моей беременности

Что делать?
Про детей
Мы ему любовь
а в ответ одни гадости.

Вопрос

Нашему сыну 7 лет, с нами он чуть больше года. Адаптация была нелёгкой, но всё-таки стали появляться просветы, а теперь и этого нет: два месяца назад он узнал, что я беременна. Что у него в душе творится, уму не постижимо, бардак полный и, по-моему, неисправимый. И весь этот его внутренний дурдом — во внешнем полном протесте против всего и войне на весь наш семейный мир.

Из последнего: хулиганил на даче у моих родителей так, что папа мой сказал — чтоб больше ноги вашей с ним не было... А после целого дня хулиганства и прочего в этом духе сын выдал, что он хочет быть моим мужем и чтобы папы у нас не было, только я у него — и всё. Его захлестнула ревность оттого, что на даче я больше с мужем общалась, чем с ним. Ну, и потом по списку: что он один, что он не наш, что его бросили и т. д.

По поводу ожидаемого «братика» — тоже орал: какой он мне братик, он мне не братик, я не из твоего животика, я вам чужой, я не ваш и т. д. Пыталась объяснять, что папу я люблю, а он тоже не из животика, но это не мешает нам всем быть родными и близкими.

По-моему, он ничего не понимает и не воспринимает. С утра начинается война, на любую тему — «нет», делать ничего не хочет. Довёл сегодня до истерики, я уже в него вещами кидалась, потом плакала. После моей истерики стал нормальным и — о чудо! — оказалось, что он умеет слышать всё с первого раза... Выходит, он просто издевается над нами.

Мама говорит: отдавай, раз не справляешься. А я правда не справляюсь... Я не знаю, что делать, и жалко его, и сладу с ним нет. Как вампир, внимание сосёт всеми способами, а взамен одни гадости и назло сделанные пакости. И постоянные разговоры на тему «любишь — не любишь»... Это что, мне всю жизнь что-то ему доказывать? А после его выходок я просто отстраняюсь, нет во мне ни желания обниматься, никакой нежности...

Грех брать на душу — отдавать — не хочется, но как жить дальше с таким ребёнком, неясно...

Ольга, г. Москва

Ответ

Во-первых, давайте постараемся отделить, что называется, «тематические» аспекты проблемы от обычных возрастных и психологических моментов.

Все дети ревнуют маму/родителей к братьям и сестрам. Это вообще в природе человека. См. историю о Каине и Авеле и мой вебинар «Ревность между детьми в семье». Появления в семье еще одного члена автоматически означает перераспределение ресурсов. И если какой-то ресурс является ограниченным – мамины силы и внимание, например, – то борьба за обладание может стать весьма и весьма острой.

Потом, спустя какое-то время, когда малыш станет забавным и милым, и еще позже, если детям удастся подружиться и научиться играть вместе и делить пространство, появятся братская любовь и сестринская забота. Не сразу.

Для того чтобы легко и с радостью принять конкурента, ребенок должен быть уверен в своем месте в семье, своем праве на родительскую любовь. Тогда он сможет занять место старшего, проводника в доброжелательный и открытый мир. Он сможет делиться тем, что у него в избытке: внимание, принятие, любовь.

Во-вторых, большое значение имеет возраст, в котором у ребенка появляется сиблинг (сиблинги – дети одних родителей, неважно, кровные или приемные). В психологии период между 3 и 6 годами называется «эдипальной фазой развития» и ребенок в это время решает вопросы своей половой принадлежности («я мальчик или девочка?»), определяется с объектом любви («я мальчик и поэтому я люблю маму и хочу на ней жениться. Раз на маме жениться нельзя, я найду себе жену»). Если в этот момент у мальчика появляется соперник в виде малыша, к его страданиям на почве невозможности соединиться в браке с матерью добавляются муки ревности. Мама проводит много времени с новорожденным, старшему кажется, что ему вообще нет места в этом раю.

С девочками все еще сложнее, поскольку они должны одновременно принять свою женскую роль, т.е. соединиться с матерью, и в то же время конкурировать с ней за внимание отца и мужа. Очень непростая задача.

Теперь взглянем на ситуацию с учетом фактора приемности.

Как я уже писала в статье «Точка отсчета», в момент попадания в семью у ребенка как бы обнуляется возраст: он начинает заново переживать все этапы психического развития: слияние (одно целое с матерью, цепляние, сосание пальцев, потребность в непрерывном присутствии родителей, зависимое поведение), сепарация (негативизм, отрицание, протест, истерики), эдипальный конфликт (см. выше). Ваш мальчик в семье год. Это значит, что сейчас для него важнейшей задачей является установление прочной привязанности к родителям, укоренение в семье в самом буквальном смысле этого слова.

Судя по тому, что вы описываете,

ваш сын находится в большой тревоге по поводу своего места в жизни и в вашей семье.

Меня озадачила реакция старшего поколения, бабушек и дедушек. Они были против усыновления? Почему вместо того, чтобы поддерживать вас и мальчика, они предлагают выбросить его вон? Какие у вас отношения с родителями?

Такое впечатление, что вы тоже ожидали какого-то другого поведения от сына. В вашем письме отчетливо слышно разочарование и гнев: как же так, вместо того, чтобы обрадоваться и начинать обо мне заботиться, он психует, ведет себя вызывающе, открыто выражает свое недовольство. Так, как будто он должен взять на себя ответственность за вас (стать вашим Родителем или Мужем), а он ведет себя… Как кто? Как маленький ребенок? То есть, сообразно своему возрасту, и биологическому, и психологическому.

Не хочется повторять банальности, но у него в опыте уже есть травма отвержения, оставления, выбрасывания, как ненужный предмет. Мы не знаем, почему от него отказались родители, но однозначно могу сказать: прошло еще слишком мало времени, чтобы его раны затянулись и он почувствовал себя свободно и уверенно. Даже у взрослых людей, не отказников, а всего лишь «ясельных», «больничных» деток эта травма отзывается болью, слезами и гневом в самые неожиданные моменты, когда возникает только лишь намек, что могут отвернуться, проигнорировать.

Отдельный вопрос – способы взаимодействия между членами вашей семьи.

Как в вашей семье принято выражать чувства? И вообще – принято ли? Умеет ли ваш сын сказать «Я расстроился», «Мне грустно»? Как вы выясняете отношения с мужем?

В идеале, задача первых трех лет жизни как раз и состоит в этом: малыш сначала узнает о себе, потом о мире, потом об окружающих его людях. Мама обучает его правилам поведения, называет и обрабатывает его сильные и смутные эмоции: «твоя игрушка потерялась, поэтому ты расстроен и сердишься». «Папа устал на работе и хочет отдохнуть, а если ты будешь по нему прыгать, он не обрадуется».

Основную проблему в нашей культуре составляет выражение так называемых негативных эмоций: гнева, недовольства, ярости, раздражения. Легче швырнуть игрушку в стену, чем признаться себе, что злишься. Агрессию принято или подавлять, или не замечать, игнорировать.

Что можно было бы сделать в вашей ситуации?

Взять мальчика на руки (когда он в «хорошем» состоянии) и спросить: тебе, наверное, немного страшно, когда ты думаешь о малыше? Ты боишься, что мы станем меньше тебя любить? (А он уже получил немало сигналов, что – да, будете). О чем ты беспокоишься?

Уверяю вас, сходную гамму чувств испытывают абсолютно все дети, когда в семье ожидается пополнение. Даже если это любимые и взрослые дети и это их пятый брат или сестра. Да что уж о детях говорить, тут мужья в депрессию ударяются, приходится с ними психотерапией заниматься. Потому что у всех нас слишком свежи воспоминания о пережитом голоде (всего два поколения назад), о матерях, уходивших в четыре утра на работу, о пропавших отцах. Рождение еще одного ребенка – не всегда радость и сбыча мечт, это еще и возросшая нагрузка, и тревожные мысли, и нехватка средств.

Ольга, мне кажется, если вам сейчас стоит организовать себе отдых и помощь из взрослыхлюдей, чтобы оставались душевные силы на малыша 7 лет. Ему страшно, тревожно, одиноко. Поддержите себя и его, позвольте проговорить его страхи, примите их без критики. Скажите, как вы его любите, расскажите, как будет устроена его жизнь вместе с младенцем.

И не ждите немедленного результата.

2 октября, 2012
Демина Катерина Александровна
психолог-консультант, специалист по детской психологии, работаю со взрослыми и детьми
Образование

Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, факультет русского языка и литературы.

Институт Практической Психологии и Психоанализа (ИППиП),

Базовая специализация: «психолог-консультант». Дипломная работа: «Особенности адаптации приемных детей в мультикультурных семьях».

Мастерская Ирины Млодик.

Специализация: «Детская психотерапия».

Мастерские и курсы по детской и экзистенциальной терапии.

Курс "Терапия пограничного расстройства личности, сфокусированная на переносе",

Отто Кернберг-Фрэнк Йоманс, 2017-2018г.

Консультации

Очные консультации

Кабинет психолога в Митино

Приемные дни – вторник, четверг, воскресенье (по специальной договоренности)

Психологический центр на Белорусской

приемные дни: понедельник

5000 рублей за 50 минут.

Дистанционные консультации по Skype

Для того, чтобы получить консультацию, необходимо связаться со мной по электронной почте. Способ оплаты обсуждается (банковский перевод, ЯндексДеньги, Paypal.

Запись на прием

Так как мое расписание очень плотное, я предлагаю вам следующий алгоритм:

  • вы пишете мне письмо, в котором излагаете суть проблемы и ваш запрос (что вы хотите получить в качестве результата нашей с вами работы);
  • я нахожу для вас время для первой встречи, мы его согласовываем;
  • вы оплачиваете первый прием (переводом на карту или как-то еще, обсуждаемо), после чего мы встречаемся.
Контакты
Subscribe to Сбор новостей