Читать

"Мы всегда в ответе за тех, кого приручили"


Сколько тысяч, если не миллионов, людей годами остаются в разрушительных, опустошающих, высасывающих жизнь отношениях, очарованные фразой, которую лукавый Лис говорит Маленькому Принцу.
«Я тебя выбрал, ты мне нужен, только ты. Поэтому теперь ты обязан по гроб жизни обо мне заботиться, не иметь своих интересов, никуда не уходить, не отвлекаться. Теперь единственная твоя цель – мой комфорт и благополучие». (Это говорит уже не Лис, а Роза).
Обратите внимание, не Маленький Принц выбирает ухаживать за Розой, а она внушает ему эту потребность: манипуляциями заставляет поверить, что она очень хрупкая и уязвимая.
Хрупкость и уязвимость – самый распространенный крючок, на который насаживаются люди с высокой чувствительностью, вступая в отношения с нарциссом. Вначале мальчик еще колеблется: с чего бы Розе быть хрупкой и уязвимой, она же растение, и у нее есть шипы. Растения не боятся сквозняков. Но Роза настаивает и шантажирует: я особенная, уникальная, таких больше нет нигде, неужели ты позволишь мне страдать? Он покорно идет за ширмой и вообще старается о ней заботиться, надеясь, что, если он все сделает правильно, они смогут подружиться. Станут партнерами, говоря современным языком. Но у Розы совсем другие планы: ей нужен не друг, а раб. В финале Маленький Принц уходит через суицид, потому что он уже отравлен этой токсичной любовью: она не может, просто не выживет без меня, я ей нужен, придется, отдать свою жизнь…
Тот же эпитет автор-летчик применяет к самому Маленькому Принцу: хрупкий золотоволосый пришелец со звезд вызывает у Воина желание защищать и заботиться. Это тоже очень распространенный троп в поэзии, только уже не средневековой, а романтической. Противопоставление слабого и сильного, приземленного и одухотворенного, ординарного и исключительного. Раз уж самому рассказчику не повезло стать носителем какого-то выдающегося дара (об этом Сент-Экс несколько раз упоминает с горькой иронией: «Даже барашка нарисовать я не в силах, уж такой я, не художник»), то хотя бы послужит существованию того, кто этим даром наделен. Того, кто слышит смех звезд и готов отдать жизнь ради любви.
А вот и второй крючок – избранность. «Никто, кроме тебя». Никто не сможет полюбить меня, ведь я ужасное чудовище на самом деле, но вот ты – ты возможно сможешь снять заклятие и разглядишь мою прекрасную душу. Да, я буду делать тебе больно, отталкивать твою руку, упрекать тебя в черствости, когда ты попытаешься отойти хотя бы на шаг, но быть избранным – это же так почетно! Это высшее достижение на которое может рассчитывать обыкновенный банальный человечек. Приблизиться к исключительному, к чуду и божественному. Роза постоянно пеняет Маленькому Принцу на то, что он слишком обыкновенный, ему не дано понять, как это трудно – быть воплощенной Красотой, да еще и пахнуть райским садом.

С Лисом тоже все непросто. Если взаимоотношения Принца с Розой отсылают нас к средневековой традиции трубадуров и воспевания прекрасной (недоступной) Дамы (бескорыстное служение, верность, подвиги во славу, сердце принесено в жертву), дружба с Лисом – другой канон: встретились два одиночества. Принц пускается в странствия в поисках друга, Другого, того, с кем можно разделить путь. Вот только Лис не очень подходит на эту роль: он собирается строить долгие, по-настоящему близкие отношения через постепенное узнавание друг друга, а Маленькому Принцу этот формат не подходит, слишком мало восхищения и обожания.  
Вообще, основная проблема, да и причина формирования нарциссической структуры личности – отсутствие любящего взгляда в младенчестве и раннем детстве. Вы помните, с чего начинается миф о Нарциссе? Он родился от насильственного акта любви, его мать не могла смотреть на него с нежностью, внутри него была пустота. До самой смерти Нарцисс ищет этот обожающий  взгляд, и не находит его, потому что внутри он абсолютно уверен: он чудовище, его нельзя любить.
Маленький Принц совсем один. Он чувствительный и внимательно приглядывается к окружающему миру, но совсем ничего не знает о себе. Он проницательно судит о мотивах и сущностях встреченных взрослых, дает им не по возрасту дельные советы. Он воплощает архетип «Мудрое Дитя», невинность сочетается с глубоким пониманием мира.
Автор восхищен и пленен этим совершенством. По сравнению с грязным, эгоистичным, лживым миром взрослых, которые думают только о деньгах и власти, рядом с трусливыми и слабыми королями, пьяницами, министрами и прочими делягами, малыш с золотыми волосами выглядит, как обещание прохладного ветра на рассвете. Как глоток воды в пустыне.
Одна беда. Расставшись с ним, рассказчик погружается в тоску, еще более глубокую, чем до встречи возле упавшего самолета. Это еще одно подтверждение того, что отношения Летчик – Маленький Принц развивались как нарциссические.
Смотрите.
Вот летчик, потерпевший крушение (упавший с небес на землю, то есть, на самое дно обесценивания), просыпается от какого-то удивительного голоса: «Пожалуйста, нарисуй мне барашка!».
(Мне это напоминает одно неприятное пробуждение в 4 утра, когда я уже неделю не спала толком, прыгая между двумя коклюшными малышами: «Послушай, какое стихотворение я написал!». На предложение отправляться в пешее эротическое путешествие поэт отреагировал гримасой сильнейшей боли, почти отчаяния. Как я могу быть такой бесчувственной и грубой! Он же так старался, творил, я первая должна была услышать его произведение!)
Летчик откладывает свои дела и начинает рисовать. Но все не то. Этот барашек слишком слабый, тот - слишком старый, этот агрессивный… Рассказчик начинает злиться, но невозможно злиться по-настоящему на столь ангельское создание. Постепенно мы узнаем историю мальчика, который изнывает от одиночества, мается, отправляется в странствие между звезд, ради того, чтобы найти того, кто его поймет.
Дальше взаимодействие героев происходит примерно по такому же принципу: мальчик задает вопрос, летчик отвечает, малыш разочарован или недоволен. Летчик чувствует себя все более неуклюжим, бестолковым, нелепым. Что не сделает дурак, все он делает не так. Кульминация наступает в тот момент, когда летчик чинит двигатель, воды не осталось, а малыш рассказывает и рассказывает о своих открытиях и поисках. Он просто не нуждается в воде! Конечно, ведь он не человек. Он пришелец со звезд.
Так вот идешь куда-то с человеком, о котором думаешь, что вы друзья, и, допустим, тебе очень надо в туалет. Или срочно что-то съесть, иначе сахар упадет до угрожающих цифр. Или просто _очень_ жарко и все устали. И ты говоришь ему об этом. А он пожимает плечами и продолжает говорить о своем: о работе, о своем ТВОРЧЕСТВЕ, о том, что нужно ему. И ты сдуваешься, как воздушный шарик, и думаешь: конечно, ему же нужнее, он ведь такой особенный, а я что? Я могу и потерпеть…
Если после общения с человеком вы чувствуете себя менее ценным, менее важным, совсем не интересным – вы напоролись на нарцисса.
Обратите внимание: сначала вам очень лестно, что такой необыкновенный человек снизошел до вас (в сказке Сент-Экзюпери это буквально: с-низо-шел, спустился с небес), потом вы счастливы, что вам позволено заботиться о нем, а в финале вы опустошены и ничтожны. И при том уверены, что в вашей жизни уже никогда не произойдет ничего более значительного, чем эта встреча.
Ох. Хотела бы я знать, чем эта сказка так привлекла миллионы читателей. Хотя, о чем это я? Вот именно этим и привлекла. Это и есть нарциссическая динамика.


Facebook Вестник литературоведения
Made on
Tilda